Показать язык
Подмигнуть
Опасный Аферист нет на сайте
 
mr-_-shaikh
Пол: мужской
Возраст: 29
Город: Бишкек
Страна: Кыргызстан


На данный блог подписано 7 пользователей (+)
НАВЕРХ

Думы о смерти (отрывок из романа Ги Де Моппасана "милый друг.")

 

  .
   -- Возможно. На безрыбье и рак рыба. Видите ли, дорогой мой,
все это люди  ограниченные,  --  их  помыслы  вращаются  вокруг
политики  и  наживы.  Узкие  люди,  --  с  ними ни о чем нельзя
говорить, ни о чем из того, что нам дорого. Ум у  них  затянуло
тиной или, вернее, нечистотами, как Сену под Аньером.
   Ах,   как   трудно  найти  человека  с  широким  кругозором,
напоминающим тот беспредельный простор,  воздухом  которого  вы
дышите  на  берегу  моря!  Я  знал  таких людей -- их уже нет в
живых.
   Норбер де Варен говорил внятно, но тихо,  --  чувствовалось,
что  поэт  сдерживает  голос,  иначе  он  гулко раздавался бы в
ночной тишине. Поэт был взволнован: душу его, казалось,  гнетет
печаль  и  заставляет дрожать все ее струны, -- так содрогается
земля, когда ее сковывает мороз.
   -- Впрочем, -- продолжал он, -- есть у тебя талант или  нет,
-- не все ли равно, раз всему на свете приходит конец!
   Он смолк.
   У Дюруа было легко на сердце.
   -- Вы сегодня в дурном настроении, дорогой мой, -- улыбаясь,
заметил он.
   --  У  меня  всегда  такое настроение, дитя мое, -- возразил
Норбер де Варен. -- Погодите: через  несколько  лет  и  с  вами
будет то же самое. Жизнь -- гора. Поднимаясь, ты глядишь вверх,
и  ты  счастлив, но только успел взобраться на вершину, как уже
начинается спуск, а впереди в  смерть.  Поднимаешься  медленно,
спускаешься быстро. В ваши годы все мы были веселы. Все мы были
полны  надежд, которые, кстати сказать, никогда не сбываются. В
мои годы человек не ждет уже ничего... кроме смерти.
   Дюруа засмеялся:
   -- Черт возьми, у меня даже мурашки забегали.
   -- Нет, -- возразил Норбер де Варен, -- сейчас  вы  меня  не
поймете, но когда-нибудь вы вспомните все, что я вам говорил.
   Видите  ли,  настанет день, -- а для многих он настает очень
скоро, -- когда вам, как говорится, уже не до смеха,  когда  вы
начинаете  замечать,  что  за  всем,  куда ни посмотришь, стоит
смерть.
   О, вы не в силах понять самое это  слово  "смерть"!  В  ваши
годы оно пустой звук. Мне же оно представляется ужасным.
   Да,  его  начинаешь  понимать  вдруг, неизвестно почему, без
всякой видимой причины, и тогда все в жизни меняет свой  облик.
Я  вот уже пятнадцать лет чувствую, как она гложет меня, словно
во мне завелся червь. Она подтачивала меня исподволь,  день  за
днем,  час  за  часом,  и  теперь  я точно дом, который вот-вот
обвалится. Она изуродовала меня до того, что я себя  не  узнаю.
От  жизнерадостного,  бодрого, сильного человека, каким я был в
тридцать лет, не осталось и следа. Я видел,  с  какой  злобной,
расчетливой  кропотливостью  она  окрашивала  в  белый цвет мои
черные волосы! Она отняла у меня гладкую кожу,  мускулы,  зубы,
все  мое  юное тело, и оставила лишь полную отчаяния душу, да и
ту скоро похитит.
   Да,   она   изгрызла   меня,   подлая.   Долго,   незаметно,
ежесекундно,  беспощадно  разрушала  она  все  мое  существо. И
теперь, за что бы я ни принялся, я чувствую, что умираю. Каждый
шаг приближает меня к ней, каждое мое  движение,  каждый  вздох
помогают  ей  делать  свое  гнусное  дело.  Дышать, пить, есть,
спать, трудиться, мечтать --  все  это  значит  умирать.  Жить,
наконец, -- тоже значит умирать!
   О,  вы все это еще узнаете! Если бы вы подумали об этом хотя
бы четверть часа, вы бы ее увидели.
   Чего вы ждете? Любви?  Еще  несколько  поцелуев"  и  вы  уже
утратите способность наслаждаться.
   Еще  чего?  Денег?  Зачем?  Чтобы  покупать  женщин?  Велика
радость! Чтобы объедаться, жиреть и ночи  напролет  кричать  от
подагрической боли?
   Еще  чего? Славы? На что она, если для вас уже не существует
любовь?
   Ну так чего же? В конечном счете -- все равно -- смерть.
   Я вижу ее теперь так близко, что часто мне хочется протянуть
руку и оттолкнуть ее. Она  устилает  землю  и  наполняет  собой
пространство.  Я нахожу ее всюду. Букашки, раздавленные посреди
дороги, сухие листья, седой волос в бороде друга --  все  ранит
мне сердце и кричит: "Вот она!"
   Она  отравляет  мне все, над чем я тружусь, все, что я вижу,
все, что я пью или ем, все,  что  я  так  люблю:  лунный  свет,
восход  солнца,  необозримое  море,  полноводные  реки и воздух
летних вечеров, которым, кажется, никогда не надышишься вволю!
   Он запыхался и оттого шел медленно, размышляя вслух и  почти
не думая о своем спутнике.
   -- И никто оттуда не возвращается, никто... -- продолжал он.
-- Можно сохранить формы, в которые были отлиты статуи, слепки,
точно  воспроизводящие  тот  или  иной  предмет, но моему телу,
моему лицу, моим мыслям, моим желаниям уже  не  воскреснуть.  А
между  тем  народятся миллионы, миллиарды существ, у которых на
нескольких квадратных сантиметрах будут так же расположены нос,
глаза, лоб, щеки, рот, и душа у них будет такая  же,  как  и  у
меня,  но  я-то уж не вернусь, и они ничего не возьмут от меня,
все эти бесчисленные создания,  бесчисленные  и  такие  разные,
совершенно разные, несмотря на их почти полное сходство.
   За  что  ухватиться?  Кому  излить  свою  скорбь? Во что нам
верить?
   Религии -- все до одной -- нелепы: их мораль  рассчитана  на
детей, их обещания эгоистичны и чудовищно глупы.
   Одна лишь смерть несомненна.
   Он  остановился  и,  взяв Дюруа за отвороты пальто, медленно
заговорил:
   -- Думайте об этом, молодой человек,  думайте  дни,  месяцы,
годы,  и  вы  по-иному  станете смотреть на жизнь. Постарайтесь
освободиться от всего, что вас держит в  тисках,  сделайте  над
собой нечеловеческое усилие и еще при жизни отрешитесь от своей
плоти,  от  своих  интересов,  мыслей, -- отгородитесь от всего
человечества, загляните в глубь вещей -- и вы поймете, как мало
значат споры романтиков с натуралистами и дискуссии о бюджете.
   Он быстрым шагом пошел вперед.
   -- Но в то же время вы ощутите и весь ужас безнадежности. Вы
будете отчаянно биться, погружаясь в пучину сомнений. Вы будете
кричать во всю мочь: "Помогите!" -- и никто  не  отзовется.  Вы
будете  протягивать  руки,  будете молить о помощи, о любви, об
утешении, о спасении -- и никто не придет к вам.
   Почему мы так страдаем? Очевидно, потому, что  мы  рождаемся
на  свет,  чтобы жить не столько для души, сколько для тела. Но
мы обладаем способностью мыслить,  и  наш  крепнущий  разум  не
желает мириться с косностью бытия.
   Взгляните  на  простых  обывателей:  пока  их  не  постигнет
несчастье, они довольны своей судьбой, ибо  мировая  скорбь  им
несвойственна Животные тоже не знают ее.
   Он  снова  остановился  и,  подумав  несколько секунд, тоном
смирившегося и усталого человека сказал:
   -- Я погибшее существо У меня нет ни  отца,  ни  матери,  ни
брата, ни сестры, ни жены, ни детей, ни бога.
   После некоторого молчания он прибавил:
   -- У меня есть только рифма.
   И,  подняв глаза к небу, откуда струился матовый свет полной
луны, продекламировал:
   И в небе я ищу разгадку жизни темной,
   Под бледною луной бродя в ночи бездомной.
   Они молча перешли мост Согласия, миновали Бурбонский дворец.
   -- Женитесь, мой друг, -- снова заговорил Норбер  де  Варен,
-- вы себе не представляете, что значит быть одному в мои годы.
Одиночество  наводит  на меня теперь невыносимую тоску. Когда я
сижу вечером дома и греюсь у камина, мне начинает казаться, что
я один в целом свете, что я до ужаса одинок и  в  то  же  время
окружен   какими-то   смутно   ощутимыми   опасностями,  чем-то
таинственным и страшным. Перегородка, отделяющая меня от  моего
неведомого  соседа, создает между нами такое же расстояние, как
от меня до звезд, на которые я гляжу в окно. И меня  охватывает
лихорадка,  лихорадка  отчаяния и страха, меня пугает безмолвие
стен. Сколько грусти в этом глубоком молчании комнаты,  где  ты
живешь  один!  Не только твое тело, но и душу окутывает тишина,
и, чуть скрипнет стул, ты уже весь дрожишь, ибо каждый  звук  в
этом мрачном жилище кажется неожиданным.
   Немного помолчав, он прибавил:
   -- Хорошо все-таки, когда на старости лет у тебя есть дети!
   Они  прошли  половину Бургундской улицы. Остановившись перед
высоким домом, поэт позвонил.
   -- Забудьте, молодой человек, всю эту старческую воркотню  и
живите   сообразно  с  возрастом.  Прощайте!  --  пожав  своему
спутнику руку, сказал он и скрылся в темном подъезде.
   Дюруа с тяжелым сердцем двинулся дальше. У него  было  такое
чувство,   точно   он   заглянул  в  яму,  наполненную  костями
мертвецов, -- яму, в которую он  тоже  непременно  когда-нибудь
свалится.
 
    Я нахожу этот роман очень интересным,потому и решил с вами поделиться ,
 также немало чтение этого романа немало натолкнула на собственное размышление о смерти.
13 ноября 2013 17:08

Комментарии

Out of service

В слове "Моппасан" не две "п", а две "с"

13 ноября 17:32
Опасный Аферист

это единственное ,что у Вас нашлось комментить?

13 ноября 18:22
Out of service

А что ещё сказать? 

 

Я во многом не согласен с Ги.

В лице поэта Норбера можно увидеть самого автора: тот же пессимистический взгляд на жизнь, та же критика религии, то же "шопенгауэрское" брюзжание...

Смерть. - А что есть смерть? - Одиночество? Мопассан (равно как и многие) не уяснил, что человек одинок с самого рождения и до самой смерти - нужно это признать и тогда всё встанет на место, и тогда не нужно будет убегать от себя. Вся эта жизнеобразная ширма из друзей\врагов\работы нужна человеку лишь для того, чтобы обнадёжить себя словом "я живу", хотя на самом деле он давно уже "мёртв". Человеком движет страх одиночества, страх смерти. Человек живёт-живёт и вдруг, хуяк, наступает день, когда: "...за всем, куда ни посмотришь, стоит смерть." Ну не смешно ли?..

Жизнь-смерть, добро-зло, хорошо-плохо.. - ей Богу, детский сад. Жизнь пустотна - она ровно такая, какой мы её видим, или, более нагляднее:


Нет смерти, нет жизни. Собстнно, сё.

13 ноября 18:36
Юра ****

В этой жизни неизбежны только смерть и тупые комменты в инете

14 ноября 19:50

Авторизуйтесь, чтобы оставлять свои комментарии
Если у вас нет аккаунта на Намбе, тозаведите же его скорее!